?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Описание эрзи начала 20 века Сызранского уезда
третий
erisow


Главная масса мордвы уезда  живет в Ст.-Рачейской волости 10247 ч. и Дворянской – 5792 ч., в остальных волостях их встречается немного: В.-Мазинской – 116, Паньшинской – 89 и Сызранской –108.  Живет мордва преимущественно крупными селениями, напр., в с. Кивати – 2700 ч., в с. Кузоватове –3850 ч., Алешкине –1270 ч., Еремкине –1250 ч. и Еделеве –4000 ч. Эти пять сел находятся почти посмежности, занимая небольшую территорию – полоску в уезде.
Мордва  была здесь с давних времен и, повидимому, не составляла цельного самостоятельного государства, а жила сначала разрозненно под управлением своих старейших, а затем под властью татар. В нашем уезде живет исключительно одна ветвь мордвы – эрзя.
По внешнему виду мордва выделяется крепким телосложением, здоровым белым цветом кожи, светлыми волосами, голубыми глазами и свежим румянцем (у женщин часто искусственным), но здоровые на вид, они, в действительности подвержены частым заболеваниям, особенно трахомой, чесоткой,что об’ясняется крайней нечистоплотностью.
Старая, довольно красивая, национальная одежда у мордвы  давно уже оставлена. Парни носят теперь простые белые холщевые порты и рубаху и узкий тканый пояс с кистями на концах. На ногах лапти и белые онучи. Сапоги надевают лишь на свадьбу и в большие праздники. Бабы носят в будни  подпоясанные длинные самотканные холщевые белые рубахи с длинными рукавами с вышитым подолом, а в праздники - разноцветные сарафаны, шелковые платки и нарядные узкие и короткие кофты.  Мордва любят здоровых и толстых. Поэтому девки румянятся, мажутся, навьючивают на себя по 7-8 юбок (иногда  даже юбки носят теплые, на вате), по 2-3 кофты, надевают на голову белый платок, поверх которого еще большой шелковый платок под булавку. В таком виде, сидят–ли, стоят–ли, они не шелохнутся. Если надо повернуться, поворачиваются всем корпусом, иначе не позволит одежда.
Мордва гостеприимны, но некультурны, отличаются некоторой скупостью. «Сами смолу гонят, а телега скрипит – жалко смолы на подмазку».- «Копна гниет, а едят нелупленную картошку» и т.п. Обида помнится долго, десятками лет. Но наряду с этими отрицательными качествами, мордва отличается и большими положительными: народ рассчетливый, экономный, смеклистый, настойчивый (часто упрямый), сумеет  за себя постоять – в обиду не даст. Большие способности  - особенно к математике.  Женщина в семье неполноправна, но пользуется большим весом и влиянием на мужа. Муж во всем советуется с женой. «Муж говорит, а жена думает». За побои жены соседи осудят: не сумел приманить к себе жену и заставить уважать свое слово и желанье». Отношение к детям также мягкое. «Собаку учи дубиной, а дитя любовью». Детям предоставляется  большая свобода и самостоятельность. Но ласки их к детям порою своеобразны. Часто баба, лаская ребенка, награждает  его, хотя и «без сердца» нелестными эпитетами: «у, сволочь», и т.п. Впрочем, такие переходы не представляют чего–то особенного. Только что покалякав сочувственно медово – сахарным голоском с одной бабой, эта же мордовка через полминуты глядишь уже «лаится» здоровым переливчатым горловым криком  с другой соседкой или повстречавшейся новой женщиной. Много времени тратится на сплетни, пересуды. Умирая часто  от грязи, они тростят о божьем наказанье. Раньше мордвы были язычниками, а в ХVIII в. насильно крещены, теперь – христиане с  массой чисто языческих пережитков: свежа вера в домовых,  боязнь ведунов (летающих колдунов), банных шишиг, водяных и леших. Но зато никто больше мордвина не знает, имен святых. И всеми он пользуется при заклинаниях. В случае засухи служат два молебна: днем с попом и иконами, а ночью – одни.  Группа баб во главе со старой  девкой идут к колодцу, на кладбище, в поле. Жгут костер. Старка что-то шепчет. Все молятся… Потом возвращаются обратно. И в этих двух молебнах сказывается следы исторического прошлого: две религии, одна оффициальная, государственная, обязательная, навязанная и другая своя – коренная.  Но своему богу можно было молиться только ночью, тайком. В день молебна о дожде во всей деревне визг и крики – каждый старается облить  другого холодной водой из ведра. - У мордвы большое почитание предков. Под каждым кустиком, чуть-ли не у каждого предмета свой дух, божок. В родительские ходят на кладбище с панихидами и с’естными припасами. Об’едаются там во всю, полагая, что вместе с ними  также плотно покушали и их покойные родители.
Попа часто критикуют: «зачем пьет?», «не так ходит», «не тут-бы ему в землю кланяться надо» и т.п . Но если кто из безбожников заденет попа, живо ощетинятся: «он служитель божий», «пастырь»,  «его почитать надо» и пр и пр.
Мужики ходят в церковь лишь по большим праздникам, девки, чтобы показать наряды. Парни, те более равнодушны к религии, иногда подсмеиваются над попом, но все-же,  больше от скуки, «поерзать»  на коленях в церковь ходят. Безбожников среди мордвы пока еще немного, но с каждым годом число их все растет, преимущественно из молодежи.
Свадебный обряд носит на себе явные следы  старинного умыканья. В некоторых селах и сейчас еще встречается инсценировка «кражи невесты». В мясоед  только и слышишь: Дунькань саласть», «Марбюшь саласть» (украли). Девка с парнем уговаривается:  «я пойду за водой, а ты укради!».
В  назначенный срок девка наряжается,  как копна  («10 юбок, 8 кофт»). Идет, не шелохнется. Вдруг подскакивает лошадь, запряженная в розвальни, полные парнями.  Парни вскакивают, хватают девку и скачут к жениху. Девка, хоть  и рада, но кричит «недуром», отбивается, брыкается. У жениха желанная встречается его родителями. Но если украдена против их воли, то на нее или косятся или начинают сыпать ругательства.  В дом жениха спешат ее родители, оповещенные кем  нибудь из очевидцев, и если они против брака, то начинается отчаянная ругань, и бедную девку уводят домой.  При общем-же согласии девка остается в доме жениха, и начинается пир… Перед сборами к венцу целый  ряд обрядов. Девка плачет, должна плакать, иногда и слез нет, насильно морщится, так как сама рада  радехонька, а плакать надо.  Причитает, вопит  девка о своей девичьей  воле, а подруги утешают.
Приходит жених, перед избой его встречают толпой бабы и мужики; бранят, ругают, на чем свет, невесту, выливают на нее потоки самых грязных наветов.  Тоже самое  проделывают и с невестой лично ей в глаза, когда она приходит из под венца…  Жених должен остаться твердым, должен встать на защиту невесты и заявить, что он не верит этим сплетням и не позволит никому так говорить про нее… Пир горой…  А молодые целый день должны стоять в чулане, не евши… В чулан заглядывают любопытные, промывая косточки новобрачным.  Целый год после свадьбы молодая должна обедать и ужинать, стоя за столом. Она не имеет права садиться за стол при стариках.

Рыжков Н.О
        Географический очерк Сызранского уезда 
Метки:


  • 1
Нет же.) Автор упоминает в Старо-Рачеевской волости и перечисляет в каких имеено селах.

  • 1