?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
В девяти километрах от цивилизации(пос.Мельничная поляна)
третий
erisow
Есть в Кошкинском районе Самарской области поселок, в котором осталось лишь двое жителей. Давно хотела с ними познакомиться. Позвонила директору Старокармалинской школы Ю.Н.Платонову: «А что, Юрий Николаевич, живут еще супруги Дубовы на Мельничной Поляне? К детям не переехали?» Оказалось, что зимуют они в поселке. «Как к ним можно добраться? Дорога есть?» – «Дорога-то плохая. Но попасть туда можно на снегоходе с егерем», – и он дал мне номер сотового телефона С.М.Краснова. Позвонила Сергею Михайловичу, договорились о встрече. До Старой Кармалы меня подвезли на редакционных «Жигулях». Возле школы уже ждал «Буран».
-----------------------

Мой попутчик – Сергей Краснов
Отправляясь в поездку, я кое-что узнала про Сергея от его бывшей учительницы М.П.Ягавкиной: «Парень он хороший. Срочную армейскую службу проходил в Афганистане. Жена Татьяна родом из соседнего села Старое Юреево. Сын Миша учится в Надеждинском училище. Дочь Кристина – десятиклассница. Построили дом своими руками. У них – большое приусадебное хозяйство. Рядом с Красновыми живет старенькая соседка. Они и ей помогают». Услышав такую характеристику, я поняла, что мой попутчик – человек надежный, и спокойно отправилась в необычное путешествие.
От Старой Кармалы – до Мельничной Поляны
Сначала мы ехали по дороге, проложенной заготовителями леса на тракторе: по краям – колеи, а посредине – бугор. Снегоход заносило то влево, то вправо – все-таки на нем два седока, и управлять сложнее. Несколько раз мне приходилось переваливаться через сугроб, пока мой спутник вытаскивал из снежной ямы зарывшийся «Буран». В лесу много поломанных деревьев. «Это – последствия летнего урагана! – кричит через плечо Сергей. – А в некоторых кварталах леса – сплошь поваленные деревья». Добрались до Черемшана. Дальше – сплошные сугробы. Егерь попросил меня подождать, а сам поехал вперед, «протоптать» дорогу. Я подумала: «Чего ж я зря стоять буду? Следом пойду!» Сделала один шаг и провалилась! Чуть ноги из снега вытащила! «Нет, – решила, – сказали мне ждать, значит, надо стоять на месте и ждать!» И принялась осматривать заснеженный берег реки. Вскоре послышался звук приближающегося снегохода. Отправились дальше. По проторенной ровной дороге «Буран» шел уже легче. Проехали мимо места, на котором когда-то стояла водяная мельница, давшая название поселку. Вот, наконец, и большая поляна, а на ней – две избушки. Сорок минут страха, и мы – на месте! Слава Богу! Приехали!
Навстречу выбежала ощерившаяся собака. «Шарик, Шарик! – Сергей придержал своего старого знакомого, пока я прошла в дом. – Здравствуйте! Гостей примете?» Старики сидели за столом, завтракали. Моему приходу они не слишком удивились, как будто ждали. Познакомились. Я стала расспрашивать об их житье-бытье. Они, на ходу отвечая на мои вопросы, захлопотали. Дед, подбросив древесного угля, раздувал самовар. Бабушка накрывала на стол, чего Бог послал: соленую и копченую рыбу, домашний хлеб, мед со своей пасеки, печенье, конфеты. Было видно, что гостям здесь рады.
Дубовы. «Лесная» фамилия
У Клавы рано умерла мать. А когда девочке было двенадцать лет от роду, арестовали и расстреляли отца как врага народа. Мачеха выгнала из дома бывших родственников. С восьмидесятилетней бабушкой скитались они по квартирам. Вернувшийся из армии брат Алексей женился на Лидии Кувшиновой, поселился на Мельничной Поляне и пригласил туда жить сестру. С тех пор Клавдия Ендемирова и живет в поселке. От первого брака у нее сын Николай. С Дубовым Василием Петровичем вырастили двух дочерей. Лена – воспитатель детского сада, Валя – бухгалтер. Теперь у них – шестеро внуков.
Клавдия Дементьевна работала лесокультурницей – выращивала саженцы деревьев. Ее руками посажен целый лес!
Дубов перебрался из Турнояса на Мельничную Поляну сорок пять лет назад, когда здесь еще семь дворов было. Его трудовая биография тоже связана с лесом. В Моховом работал лесорубом, кузнецом, делал дровни.
Быт поселян
В доме – тепло. Топится печка: в лесу живут, дров вокруг много! На ней готовят пищу, пекут хлеб. Когда-то электричество вырабатывала дизельная электростанция. Даже телевизор смотрели. Но дизель у них забрали. Теперь рядом со ставшей ненужной электрической лампочкой к потолку подвешена керосиновая лампа. Ложатся и встают Дубовы вместе с солнцем. Воду носят из колодца – во дворе вырыта глубокая яма, в ней – широкая труба, в которую, как поршень, входит узкое ведро-гильза.
Сюда не доберутся ни «скорая», ни социальная помощь, ни почтальоны. Связь с внешним миром – через егерей, лесника да через радиоприемник на батарейках. «Мегафон» принимает в некоторых местах. Купили бы себе сотовый, да все равно аккумулятор заряжать не от чего. Пенсию получают через знакомых из Новой Кармалы.
В декабре приезжал в гости сын. В январе, еще до больших снегов, навещали родителей дочери с зятьями. Доехали на своих легковушках до Старой Кармалы, пешком пришли на Мельничную Поляну. Привезли гостинцы: фураж, муку, лекарства, свежие газеты и журналы… Для чего фураж? Так старики держат живность: двух телок да курочек.
Раньше, когда лесхоз организован¬¬но заготавливал лес, добраться на Мельничную Поляну было гораздо проще. Неспокойно мне за Дубовых. Клавдии Дементьевне 8 марта исполнится 80 лет! Супруг ее немного моложе, да инвалид 2-й группы. «Дети к себе не зовут?» – «Как же, зовут. Только не охота их обременять. Решили: пока оба живы, здесь жить. А уж как кто один останется, тогда воспользоваться их приглашением». – «А не страшно одним в лесу?» – «Какой там! Здесь – все родное. Иной раз глядишь в окно, а на поляну лоси выходят. Как по телевизору! Летом воздух, словно медом наполнен! В наши дни среди людей жить страшнее».
Егеря
Сергей связался по рации с коллегами. Вскоре в гостеприимную избушку Дубовых приехали на снегоходах еще два егеря: старший – Юрий Семенов и Александр Леонтьев. Вошли, наклонившись под низким дверным косяком, словно два сказочных витязя. Высокие, в форменной одежде. «Здорово, дядь Вась, здравствуй, теть Клава!» Завязалась беседа.
Как раз в тот день егеря на санных прицепах развозили по кормушкам ячмень. Снежный покров в нынешнем году – более метра. Без помощи человека кабанам и лосям не выжить. С конца августа до середины декабря им скормили уже более двадцати с половиной тонн зерна. На охраняемой общей площади в 25,5 тысяч, а лесной – 17,8 тысяч гектаров егеря насчитывают одиннадцать семей кабанов, примерно семьдесят особей, и около сорока лосей. Еще года два назад их поголовье можно было пересчитать по пальцам. Виной тому были отнюдь не четвероногие хищники, а двуногие. Теперь удалось навести порядок в Петрово-Кармалинском охотхозяйст¬¬ве. Всегда пополняющиеся кормушки, солонцы привлекают сюда зверье даже из Татарии. Выстрелы браконьеров не нарушают тишину леса. Скоро животные достигнут достаточного количества поголовья, что можно будет на них и поохотиться. С лицензией, разумеется.
Следует добавить, что с тремя моими знакомыми егерями работает еще четвертый – Роман Натфулов из Мохового. Команда подобралась дружная. Люди надежные, ответственные и, что немаловажно, непьющие. Случайных людей в егеря не берут. Зимой главная забота – обеспечение животных кормом и охрана их от браконьеров. Весной и летом – тоже работы много. С помощью бригад с бензопилами прорубают просеки. Зимой передвигаются на снегоходах, в остальные времена года – на квадрациклах, тракторе, УАЗиках.
Возвращение
Чай попили, поговорили, пора и честь знать. Хозяева вышли на улицу проводить нас (хотя улицы как таковой на Мельничной Поляне, сами понимаете, нет: два дома, и то один – нежилой). Тетя Клава одеваться не стала. Форсит! Как была в кофте, так из дома и вышла. Дядя Вася захотел сфотографироваться непременно на снегоходе. Вот такой снимок на память получился. На нем: тетя Клава, Юрий Семенов, Сергей Краснов, Александр Леонтьев и дядя Вася.

Татьяна Ходоренко
 </div>